Самый таинственный пациент. "Пациент HM"

Пациент HM

Генри Молашен, ранее в научной литературе известный лишь как «Пациент HM», почти всю жизнь провёл в клиниках и лабораториях. Физически он был абсолютно здоров. Но страдал не то что от провалов в памяти — не мог запомнить вообще ничего. Почему так происходило, ученые до сих пор не выяснили. Только теперь, через год после смерти, его имя предается огласке.

Генри Молашен в возрасте 9 лет переживает сотрясение мозга: его сбивает велосипедист. Последствия — припадки и невыносимые головные боли — вынуждают его решиться на операцию на головном мозге. На дворе — 1953 год.

Хирург справляется с задачей — головные боли Генри больше не мучают, но он теряет возможность запоминать. Совсем. То есть, его мозг удерживает явление или зрительный образ в памяти только 10 минут, по прошествии которых все «стирает».

«Если он терял внимание в настоящем к какому-то предмету, то он тотчас забывал, что он видел. Его память была снова — чистый лист. Он как художник, который делает набросок рисунка, и сразу его уничтожает, и начинает делать другой», — поясняет директор лаборатории по изучению мозга Калифорнийского университета в Сан-Диего Джакопо Анессе.

Генри станет звездой неврологии — ученые выяснят, что запоминать ему удается только то, что связано с моторикой. Его учат играть на гитаре, это ему под силу, но сыграв песню, Генри никогда не мог сказать, откуда он ее знает.

«Это исторический прецедент в неврологии: его мозг изучали 50 лет. Он был единственным человеком, который жил с таким синдромом — не мог ничего запоминать», — продолжает рассказ об уникальном пациенте Джакопо Анессе.

«Даже момент, о котором вы думаете сейчас, находится в связи с тем, о чем вы думали 10 минут назад. Это зрительная память, это все вместе. Вы как будто добавляете слои на слоеный пирог своих воспоминаний, и от этого он становится все толще и толще. Именно поэтому мы не можем вернуться к своим воспоминаниям со 100-процентной точностью, мы продолжаем записывать новые слои. А этот человек — не мог», — говорит Анессе.

Генри не может запомнить новых слов, его лексикон не расширяется ни на букву с 27 лет, — ему именно столько, когда он ложится на операционный стол. Он удивляет ученых, когда демонстрирует, его топографическая память все-таки работает: он может нарисовать план дома, куда переезжает уже после хирургической операции. Профессор улыбается, когда вспоминает, что каждый раз, когда он спрашивает 82-летнего пациента сколько ему лет, тот отвечает — 27.

Поиск ключей к пониманию того, как формируется человеческая память идет без купюр, самонадеянно. Там, где человеческий фактор оставляет пространство для банальной ошибки, ученый может просто не успеть снять очередной слой. В этой лаборатории обретает новый смысл словосочетание «мозговой штурм».

0
0
  
Рубрика: Видеоролики, Статьи. Метки: . Добавьте постоянную ссылку в закладки.
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *