Меряченье

Меряченье 

 Hачало этой истории совпадает с началом XX века. Английский врач Уотсон, участвуя в ряде полярных экспедиций, столкнулся со странным психическим заболеванием, которое могло внезапно возникнуть сразу у нескольких человек. Люди при этом как бы отключались от окружающего мира, начинали совершать ритмичные движения, а иногда двигались строго в направлении севера. При попытке их удержать начинали буйствовать. Уотсон назвал это заболевание «полярным (или экспедиционным) бешенством». Ради справедливости надо отметить, что эта болезнь была давно известна жителям Севера. У русских поморов она носила название «меряченье», а у эскимосов — «зов Полярной звезды».

Правда, еще до Уотсона с этим заболеванием столкнулся известный полярный исследователь Р.Амундсен, который в конце прошлого века в качестве штурмана судна «Бельжика» находился у берегов Антарктиды. В 1898 году это судно осталось на зимовку у Антарктиды. Вот тогда-то ему и пришлось столкнуться со случаями тяжелых психических расстройств нескольких членов экспедиции. Один из них, молодой норвежец Толлефсен, услышав «зов Полярной звезды», перепрыгнул через борт и убежал в снежную пустыню. Другой матрос, при попытке утихомирить его, чуть не убил топором самого Амундсена. Когда, готовясь к своей первой экспедиции, известный полярный исследователь Р.Бэрд посетил для совета Р.Амундсена, тот рассказал ему о собственных наблюдениях случаев «полярного бешенства». Консультация с полярным «мэтром» так сильно подействовала на Бэрда, что он принял беспрецедентное решение: в состав экспедиционного имущества были включены 12 смирительных рубах!
     К счастью, на этот раз рубахи не понадобились, но в ходе этой и последующих полярных экспедиций врачи обнаружили любопытную закономерность: многие случаи психических заболеваний совпадали с пульсирующими полярными сияниями, преимущественно красного цвета! Число таких заболеваний резко возрастало в годы максимальной солнечной активности, когда и происходят наиболее яркие полярные сияния.
     В тяжелейших условиях Гражданской войны, в 1918 году, в Петрограде был создан Институт мозга во главе с академиком В.М.Бехтеревым. Он проявил особый интерес к случаям психических заболеваний в полярных районах и, особенно таких, как «меряченье». Подозревая, что речь идет о каких-то внешних физических влияниях, Бехтерев организовал экспедицию на Кольский полуостров, руководителем которой был назначен писатель и исследователь А.В.Барченко.
     К сожалению, тогда загадку «меряченья» разгадать не удалось. Лишь после глобальных экспериментов во время Международного геофизического года (1957 год) было обнаружено, что некоторые формы полярных сияний пульсируют с частотами, близкими к основным ритмам головного мозга человека. В середине 1930-х годов после прихода в Германии к власти Гитлера, медик-психиатр А.Шварц проводил эксперименты в психиатрической больнице Берлина. Изучая воздействие на больных эпилепсией внешних раздражителей, Шварц обнаружил, что яркие вспышки красного цвета с частотами, близкими к ритмам головного мозга и кратными им, приводят к резкому обострению заболеваний и стимулируют возникновение эпилептических припадков. У некоторых больных они возникали спустя несколько секунд после мелькания ритмичных красных вспышек. У ряда других испытуемых появлялись невыносимые головные боли, тошнота, нарушение работы вестибулярного аппарата. Hекоторые просто теряли сознание. В ходе этих экспериментов выяснилось, что наиболее подвержены воздействию ритмичных красных вспышек дети в возрасте 5 — 10 лет! Hабрав достаточно статистики, Шварц предложил нацистскому руководству использовать этот эффект для выявления людей, предрасположенных к психическим заболеваниям.
     Получив «добро», Шварц провел эксперимент в помещении театра, где происходило праздничное собрание нацистов. Во время варьете с полуголыми девицами зал стали освещать яркими вспышками красных прожекторов. Успех эксперимента был полный — свыше десятка человек увезли прямо с представления на «скорой». Hо затем разразился скандал — среди потерпевших было несколько высокопоставленных нацистских бонз!
     Работы Шварца были быстро засекречены и в дальнейшем использовались лишь в концлагерях и тюрьмах. В последнее время об этом эффекте случайно вспомнили во время проведения массовых музыкальных шоу, в частности, с применением лазерных устройств. А как было установлено медиками, эффект выражен тем сильнее, чем сильнее световой контраст, то есть разница между интенсивностью вспышки и фона, что как раз характерно для лазерного излучения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *